г. Винница, ул. Хмельницкое шоссе, 101-А

Пн – Чт 8:30 – 18:00
Пт - 8:30 – 17:00
Сб - 9:00 - 13:00

Дорогие друзья, коллеги!

Пишу Вам из Израиля, где оказался, спасаясь от смертельной болезни, лечить которую мне в Украине не по карману. Очень жаль, отдав все силы украинскому здравоохранению, оказаться брошенным в беде своей страной.

Написал это не для того, чтобы вызвать жалость к себе, а именно для вас, чтобы вы не строили иллюзий относительно благодарного государства и обеспеченной старости. А судя по тем, кто нами руководил и руководит, вряд ли следует рассчитывать на перемены к лучшему. Но нужно честно признать, что и сами мы очень мало делаем для того, чтобы отстоять свои права, быть конкурентными и высокопрофессиональными.

Мой опыт преподавателя показывает, что не более 20% выпускников медвузов смогут работать врачами. То есть, лень, отсутствие мотивации уже на этом, начальном этапе демобилизует многих. В прошлом я проводил анонимные опросы врачей и оказалось, что после окончания вуза до 70% врачей не брали в руки монографии по своему профилю. Приезд раз в 5 лет на курсы усовершенствования нередко начинается и заканчивается у очень многих договоренностями и никакого повышения квалификации не происходит. Согласитесь, высшая и первая категории возрастных врачей не всегда свидетельствуют об их квалификации.

У меня сложные отношения с профессорами И. Кайдашев и В. Чопяк, но в свете обсуждаемого, я хотел бы привести полученные ими данные, полученные в ходе опроса врачей, работающих с анестетиками (стоматологи, анестезиологи). «Только 38,97% специалистов всегда вводили адреналин при анафилаксии и анафилактическом шоке, от случая к случаю — 23,05%, никогда — 1,1% и затруднились ответить — 37,5%». И это при том, что подобное есть элементарным, алгоритм действий при анафилаксии вывешен во всех манипуляционных всех лечебных учреждений. Чего уж удивляться, что, скажем, прик-тест для выявления гиперчувствительности к анестетикам применяют только 11,39% (уверен, эту цифру дало им обследование в аллергологическом кабинете), зато скарификационную пробу, о которой в цивилизованных странах никто и не слышал, применяет 37,5%. Лет 12 назад лично с коллегами объехал 15 областей, где мы читали лекции о лекарственной аллергии, учили постановке прик-теста, даже выдавали соответствующие удостоверения. И что?

Возвращаясь к «своей» аллергологии, я бы хотел сказать, что как раз в этой области в силу различных причин, работает достаточно много врачей, которые «выжили» в здравоохранении любого государства. Но, к сожалению, это никак не отражается на их зарплате. Здесь я хочу остановиться на вопросах частной практики. За рубежом и, в частности, в Израиле, став врачом-специалистом, каждый, чтобы увеличить заработок, ведет частный прием, или подрабатывает в частной клинике. Уверен, так должно быть и у нас.

Мое знакомство с частными клиниками в Украине показало, что там, в большинстве, работают врачи, чей уровень выше, чем в государственных учреждениях. Они больше работают над собой (иначе нельзя), чаще пользуются медицинскими ресурсами интернета, общаются с коллегами.

Возвращаясь к аллергологии и, в частности, к сотрудникам Винницкого «Аллерго-иммунологического центра», я хочу напомнить, что у врача широкого профиля (семейный, терапевт, педиатр) при обследовании больного аллергией (АЗ), анамнез приносит до 60% правильного диагноза, у аллерголога эта цифра составляет 70%, у высококвалифицированного — до 80%. Далее аллерголог проводит кожное тестирование (оно пока остается среди специфических аллерготесты наиболее достоверным), при необходимости — дополнительные тесты (спирография, эндоскопия, лабораторное обследование) и получает безошибочный диагноз.

Напомню, что только аллерголог имеет возможность, по результатам анамнеза и прик-теста назначить аллерген-специфическую иммунотерапию (СИТ), которая, по данным всех ведущих международных институтов, может оборвать развитие АЗ, вызвать многолетнюю ремиссию, сэкономить нашим очень немногим больным серьезные деньги на лечении. Сегодняшние данные мировой и отечественной литературы свидетельствуют о том, что у некоторых больных АЗ ремиссия тянется до 30 лет, иногда — всю жизнь.

Написал я это для того, чтобы еще обратить ваше внимание на роль специфических методов диагностики и лечения при АЗ? Не только. Я еще хотел бы, чтобы вы, будучи, возможно, хорошими врачами, но не аллергологами, осторожно брались за курацию больных АЗ. Лучше аллергологов вы этого не сделаете. Я также говорю вам банальные вещи: работайте над собой, совершенствуйтесь, не надейтесь на «стадные» подходы и призывы МОЗ. Все-таки «наша жизнь — это соль», как поется в известной песне, и ваша жизнь, как и квалификация — в ваших руках. И меньше слушайте о том, что частная медицина — это зло. Вдумайтесь, ведь для больного рациональнее потратить один раз какую-то сумму денег, но потом, будучи на верном пути, получать эффективное лечение, чем постоянно официально и неофициально тратить деньги в государственных медучреждениях и аптеках, имея неверный диагноз и ошибочную стратегию лечения. Старайтесь и вы присоединиться к частной медицине, для чего совершенствуйтесь.

 

Почетный Президент Ассоциации аллергологов Украины

лауреат Государственной премии

профессор Б. Пухлик

Обратная связь